Матерь слонов

Известный палеонтолог и старший научный сотрудник ставропольского краевого музея-заповедника Анна Швырева рассказывает о везении, безграничной любви к костям и вкладе в историю.
Анна Швырева, 81 год, Ставрополь
Анна Швырева, 81 год, Ставрополь
«Я родилась 18 мая, а этот день объявлен международным Днём музеев. В Ставропольский краеведческий музей я пришла 1961 году, то есть работаю здесь уже 56 лет. Можно сказать, что тут прошла вся моя жизнь. Музей для меня всегда был тайной за семью печатями, и я мечтала в него попасть. Тогда я окончила институт, работала химиком-технологом в Невинномысске и вдруг в музее открылась вакансия экскурсовода. Решила попробовать: а вдруг меня сюда примут? Страшно пугали, что это профессия малооплачиваемая и бесперспективная и дали месяц на размышления. Еле дождалась, пока этот месяц закончится! А сейчас мне даже совестно говорить о том, что пришла в музей и абсолютно не понимала, что такое археология и палеонтология.
«Скелет первого южного слона, которого нашли в Георгиевске, я помогала собирать. Мы работали около месяца. Его назвали Архипом от слова «архи», что означает «древний». Так принято, что ценным находкам дают имена. А раскопками я начала заниматься почти сразу. Это было неумело, пока я не прошла стажировку в палеонтологическом институте в Москве. Там меня научили, как надо препарировать эти косточки. Это целая наука: на какой пальчик надо опереться, а какими держать стамесочку или зубильце».

«Люди говорят: «Да что там эти окаменелые кости, мёртвый материал». Ничего подобного! Каждая косточка говорит на своём языке. По ним можно определить вид животного, индивидуальный возраст, чем питался, на каком ландшафте жил. Я всегда сравниваю работу палеонтолога с работой криминалиста».
«Меня мои коллеги называют везунчиком. Потому что на меня на одну выпало столько интересных находок: мне удалось поучаствовать в монтаже Архипа, нашли почти полный скелет кита цитотерия, который я сама выкопала, реставрировала и монтировала. Затем был единственный в мире скелет сибирского эласмотерия. И, наконец, 2007 год. Именно тогда, осенью, нашли пятого в мире южного слона. И тут мне тоже повезло! Когда были раскопки, коллеги смеялись: «Нюсю раскапываем!» Сразу назвали в честь меня, хотя пол никто не знал. А потом мы определили, что это действительно слониха, у которой даже были слонята. Теперь у нас в отделе палеонтологии есть парочка примерно одного возраста».

«Палеонтолог – очень трудная профессия. Особенно физически. Приходится копать и носить что-то тяжёлое при любых погодных условиях. Но самый интересный процесс это не раскопки, а реставрация. Мои коллеги надо мной подшучивают: «Швырева в пазлы играет!». И это действительно похоже на пазл. Вот, например, есть позвонок, который разбит на множество кусочков и я ищу, что к чему присоединяется».
«На каждую косточку в скелете смотрю как на произведение искусства, как на архитектурный объект. Посмотрите, как устроена плечевая кость у того же эласмотерия! Это какие-то изгибы, бугорки. Воспринимаю это как скульптуру. Для меня всё это страшно интересно, оно завораживает и всецело поглощает. Когда мы реставрировали скелет кита, у нас никак не получалось собрать затылок. И вот как-то ночью мне приснилось, что я подобрала две косточки, как-то их прилепила и затылок сложился. Наутро я прибежала, начала возиться в костях, нашла их и поставила на место».

«Если бы сейчас произошло какое-то открытие, я бы на него обязательно поехала. Я подвижный человек, только помани, и я готова. Сейчас нас приглашают в Изобильненский район, там обнаружилась костесодержащая толща. Копать, конечно, мне будет трудновато, но я смогу подсказывать, кто попался, мастодонт, носорог или что-либо другое. А потом я расскажу, как построить экспозицию».

«Я не смотрю на свои достижения, как на что-то великое. Но, наверное, я что-то подарила обществу. Те же два слона, скелеты носорога, кита, ископаемой рыбы. А это всё останется на века. Будет впечатлять, радовать и на что-то наставлять людей. В этом есть мой вклад».
Left
Right
Рассказывай образами
«Если ты взялся что-то рассказывать, рассказывай так, чтобы создавался образ того, о чём ты говоришь. Чтобы человек почувствовал запах цветка, который ты описываешь словами, услышал звук ручейка, который по камешкам
бежит как босоногий мальчишка.
Именно этому я бы хотела научить всех
моих молодых родственников и коллег».
Важно, чтобы все были здоровы
«Если бы мне попалась золотая рыбка, самое главное, о чём бы я попросила – чтобы все были здоровы. Второе – чтобы мир был на Земле, и не было войны. Третье – чтобы мы все жили в любви, во взаимопонимании, и каждый раз могли прийти на помощь другому человеку».
Я никогда и никуда не спешу
«Это один из принципов моей жизни – не спешить, не суетиться, и тогда всё хорошо получается. А если человек не понимает, где предел и пора поторопиться, то это может привести к катастрофе.
Наверное, это один из моих недостатков».
Нельзя полностью отдаваться своему делу
«Я иногда могу так увлечься, что не замечаю окружающего. Мы должны жить в том мире, котором мы находимся, и реагировать на его ипостаси».
Больше всего я боюсь предательства
«Всякого предательства. Это самый большой порок и самое большое разочарование, когда тебя предают».
Самое главное в жизни – семья
«Хотя сейчас она на втором месте, после работы. Но и семье я уделяю очень большое внимание. И сына, и внука я с малых лет таскала за собой по экспедициям, они привычны были к природе, чувствовали себя на ней и хозяевами, и, в то же время, тактично себя вели. Вот это я старалась
им привить. Сильнее всего я буду защищать
свою семью и её сохранность».
Любовь многогранна
«Любовь – это чувство сложное и многоликое. Есть любовь не только к человеку, но и к профессии, чтению и искусству».
Текст: Полина Сидоркова
Фото и видео: Родион Колчанов
Дизайн: Сергей Лычак
Продюсер: Мария Шагиахметова
Made on
Tilda