«Нельзя впадать в уныние!»

Проживающая в Ставропольском краевом геронтологическом центре «серебряный» волонтёр Надежда Зеленева рассказывает о жизни и непростой работе в учреждении, о том, как пережить страшное горе и не уйти в себя, безграничной любви к труду и детям.
Надежда Зеленева, 72 года , Ставрополь

Надежда Зеленева, 72 года, Ставрополь

«Я родилась в Ставрополе, жила в центре города в ведомственном доме. Мой муж был офицером, мы очень много меняли воинских частей. Я не гнушалась никакой работой, вплоть до того, что даже санузлы убирала. Сюда я попала трагически. У меня погиб сын. Я физически могу горы свернуть. Морально я сникаю и опускаюсь. И чтобы этого не произошло, я пришла сюда сама и нахожусь здесь уже восемь лет».

«Я адаптировалась долго, полтора года. Представьте сами: у меня было всё, и вдруг я пришла сюда. Поначалу много плакала, рыдала. А сейчас ни за что не уйду. Живу одна в комнате, всё у меня есть: телевизор, холодильник, компьютер. Общаюсь по «скайпу» с родственниками. У меня четверо внуков. Один из них женился, и теперь даже есть маленькая правнучка».
«Сейчас работаю в геронтологическом центре на лифте, занимаюсь перевозками. Трудимся по десять часов в день. Когда мы в «Милосердии», то рабочий день начинается в полседьмого утра. В этом отделении находятся лежачие и недееспособные старики. Мы с другими проживающими вывозим грязное бельё и различный мусор вроде памперсов. Потом я прихожу в полдевятого, прибывают раздатчицы с тележками продуктов и мы возим это по этажам. Затем в том же порядке собираем грязную посуду. Так же проходит обед, полдник, ужин, а в промежутке перевозим проживающих».

«В свободное от работы время межую вышивку бисером с вязанием. Делаю иконы, картины и одежду своим внукам. Меня это очень успокаивает. Этому научилась здесь, у соцработников. А как-то когда я работала на лифте, сюда пришли девочки-психологи. Они сказали «Давайте поедем с нами, будем учить деток вязать!» Так я и попала на совместные занятия со школьниками».
«Я по-другому бы не смогла. Если ничего не буду делать, уйду в депрессию и не выйду из неё. Работа с детьми заряжает. У нас тут часто происходит с ними контакт. Они приезжают и сразу бегут ко мне. Когда я работаю, они бегут на лифт, если я дома — сюда. У нас шикарные отношения, я очень люблю ребят».

«Кроме того, тут хорошая команда волонтёров. Пять или шесть человек ездят в питомник для животных: кормят, ухаживают за ними. Вяжем я и ещё три женщины. А вообще, здесь где-то 25 добровольцев. У нас очень активные девочки-психологи и замдиректора, они всех и заводят».
«У нас есть и такие проживающие: любят посидеть на диванчике и почесать языком. Я не привыкла к такому. Лучше буду работать по десять часов, только так я забываюсь, и от меня отходят дурные мысли».

«Труд не только лечит! Психоневрологию можно исцелить в моём понимании только работой. Когда я что-то делаю, я вся в неё ухожу. И тёмные мысли покидают меня напрочь».
Left
Right
Я хочу, чтобы все были счастливы
Если бы мне попалась «Золотая Рыбка», я бы загадала именно это. А ещё чтобы любили и были любимы мои внуки и чтобы они оставили достойное продолжение своего рода.
Нельзя впадать в уныние
Когда мне ничего делать, я называю это время «депрессивными днями». И тогда я сразу начинаю чем-то заниматься, переступая себя. Чтобы «не депрессировать», надо трудиться.
Я очень боюсь за своих родственников
Я переживаю, что с ними что-то может случиться. Потому что теперь я знаю, что самый большой страх — это потерять ребёнка.
Долголетие — это счастье
Если я доживу до 95 лет, я скажу себе, что я самая счастливая! Дожить до такого возраста это уже подвиг. Это уже не «серебряный» волонтёр, а «золотой».
Не стоит сожалеть
Я вот не жалею о том, что пришла сюда сама. Здесь очень комфортно, у меня появилась, по сути, нормальная жилая квартира, а не так, как в каком-нибудь привычном спецучреждении.
Любовь — это великое чувство
Её невозможно понять или объяснить. Это когда ты тоскуешь по человеку, переживаешь каждую его неприятность, радуешься за его удачи.
Я всё принимаю близко к сердцу
Это мой главный недостаток. У меня от этого начинаются неприятные ощущения. А ещё я могу очень много терпеть обиды человека. Но если он меня окончательно расстроил, то он для меня уже неодушевлённый предмет. Я понимаю, что это очень большой недостаток, но не могу
ничего с собой поделать.
Я всегда двигаюсь и стараюсь работать
Это мой главный ориентир в жизни для того, чтобы хоть как-то помочь внукам. Это для меня счастье.
Внуки — главное в моей жизни
Это мой свет в окошке. Если мне предложат уйти в мир иной, чтобы им было хорошо, я уйду.
Текст: Полина Сидоркова
Фото и видео: Родион Колчанов
Дизайн: Сергей Лычак
Продюсер: Мария Шагиахметова
Made on
Tilda